/ тексты

...Покидая Кипр

… богачам только кажется, что счастье в глюках. Оно в Небе, но пойди объясни это богачу, пока Небо на своем месте...
В. Пелевин «Смотритель»

Somewhere, 11 000 m above the land...
Три часа полета — тишина наедине с собой. Королевский подарок.
Позади — шесть дней солнца и радости.

Кипр — остров лентяев и гедонистов, где аборигены в упор не знакомы с извечной русской установкой «выжить любой ценой», а сбежавшие от суровой Родины-Мачехи мучительно пытаются забыть, что значит впиваться окровавленными ногтями в вечную мерзлоту в звериной жажде отвоевать себе место у кормушки вопреки климату и государственной машине (представители которой мало отличаются от лагерных урок).
Качай нефть, пей нефть, молись на нефть, сдохни за нефть.
«Нас учили не жить, нас учили умирать стоя».

Киприот не знает, о чем этот далекий северный кошмар. К чему панически рвать когти, если солнце греет любовно 365 дней в году, земля обильна и плодородна, море полно рыбы, а стоит тебе остановиться у дерева при дороге — и вот тебе цитрусовые в любых количествах разных сортов на любой вкус...
Мандарин, сорванный с дерева и тут же съеденный — это особый, ни с чем несравнимый опыт. Strongly recommended.

Здесь русские учатся выдыхать, ослаблять хватку, распрямлять горбы, снимать горловые спазмы и начинать ЖИТЬ. Жить в свое удовольствие и находить ответ на главный вопрос: «Чего я хочу сам для себя?» Кто в 30, кто в 40, кто в 45 лет.. Уж как повезет.

Вспоминаю вчерашний вечер: просторный офис посреди города с забавным для русского уха названием Pafos. Хозяин офиса — рыжебородый загорелый красавец, руководитель анимационной студии, создающей шедевры вне формата и правил. «Мир изменился до неузнаваемости, - говорит он, сверкая глазами, - сегодня человек, рожденный в Исландии, уже не намерен прожить всю свою жизни в привычном квадрате из четырех вызубренных наизусть улиц. Он легко срывается с места и переезжает в США, потом спустя 5-7 лет, оседает в Германии, оттуда в Норвегию, потом на пару лет на Кипр, а затем обратно в США! Любовь к родным пенатам вовсе не означает быть прикованным наручниками, к конкретной точке на карте, прописке, офису и кладбищу! Национальные границы теряют какой-либо смысл. Мир мобилен!»

Я слушаю его и понимаю, что осознать эту в общем простую мысль — не так-то просто. Быть мобильным предстоит еще научиться.
Это тотально новый опыт для человека, выросшего в государстве, которое с бараньим упрямством выстраивает вокруг себя заборы с густым частоколом из боеголовок и бубнит что-то про «патриотизм», «кольцо врагов» и «духовные скрепы», которые непременно нужно защищать...

«Сказали добрые люди,
что нам грех жить на воле,
что нужно пить и страдать,
и лечь костьми в чистом поле...»

Здесь, посреди красоты, вольно разлитой между солнцем и морем — ты вдруг осознаешь, до какой степени отравлен твой Ум... И сколько мусора хранится в пространстве между ушами, и какую уборку предстоит там провести...
Но целебная прививка опытом — сделана.
Камертон понятен. И важно лишь сохранить где-то на дне души эту драгоценность, чтоб в нужные момент было, за что зацепиться...

P.S. И да. Дочитывать пелевинского «Смотрителя» в Небе — бесценно.